Полиция безопасности Эстонии (КаПо): “В Эстонии заметно выросло число иммигрантов из стран с риском международного терроризма”

Автор/источник фото: Pixabay.com.
Автор/источник фото: Pixabay.com.
В Эстонии существенно увеличилось число жителей из стран, которые входят в группу риска с точки зрения международного терроризма, а среди подававших заявки на статус электронного резидента Эстонии были выявлены лица, связанные с экстремизмом и терроризмом.

Об этом со ссылкой на опубликованный во вторник ежегодник Полиции безопасности Эстонии (КаПо) сообщает портал rus.err.ee.

“Рискованными государствами мы считаем страны, в которых есть контролируемые террористическими группировками районы или боеспособные группировки, а также страны с исламистским государственным устройством или страны, в которых распространился ислам фундаменталистского толка”, – поясняется в ежегоднике.

Выстроенное на базе исламистской идеологии общественное устройство, по оценке КаПо, противоречит общественному устройству, основанному на универсальных правах и свободах человека и на светском законодательстве, принятых в странах Запада.

“Повышенное внимание к выходцам из таких стран исходит из цели по предотвращению прибытия в Эстонию людей, которые представляют угрозу для безопасности государства. Это необходимо для предотвращения радикализации, пресечения поддержки терроризма и вербовки организаторов нападений”, – отмечается в ежегоднике.

Полиция безопасности сообщает, что число новых иммигрантов прямо влияет на увеличение мусульманской общины в Эстонии: растет число лиц из относящихся к группе риска стран, которые запрашивают виды на жительство, визы или электронное резидентство в Эстонии.

“За последние три года число проживающих в Эстонии лиц из рассматриваемых стран более чем удвоилось, увеличившись на 112%. В 2019 году лица из относящихся к группе риска стран подали 20 629 ходатайств для посещения Эстонии. Рост за последние три года составил 187%”, – пишут авторы ежегодного отчета КаПо.

Диаграмма из ежегодника КаПо.

Радикализация общин

По оценке КаПо, заметное увеличение численности таких общин в Эстонии приводит к росту интереса к Эстонии со стороны консервативных и радикальных исламских организаций. В свою очередь, возникновение крупных общин может привести к их отчуждению и снижению открытости.

“Замкнутость общин снижает вероятность их интеграции и может усилить радикализацию. За отказом принять эстонские обычаи может последовать насильственное навязывание своего мировоззрения. При выработке иммиграционной и интеграционной политики, а также политики в сфере занятости и образования важно учитывать возможные риски для безопасности, чтобы уменьшить проблемы с интеграцией и возникновением районов притяжения”, – говорится в ежегоднике.

В течение 2019 года КаПо выявила 50 человек, связанных с экстремистскими исламскими и террористическими организациями, которые приезжали в Эстонию или проезжали через нее транзитом. “Эстонию регулярно посещают представители пропагандирующих фундаменталистский ислам организаций, хотя их действия в Эстонии не оказали того воздействия, на которое они рассчитывали. Речь не идет о лицах, объявленных в международный розыск за уголовные преступления”, – сообщила Полиция безопасности.

С Эстонией, по данным КаПо, связаны около двадцати человек, которые находились в зоне конфликта в Ираке и Сирии или продолжают там находится.

“Не исключено, что они захотят вернуться в Эстонию из-за боевых действий в районе, который раньше контролировался террористами. Хотя перемещение иностранных боевиков в указанный район конфликта снизилось, в Эстонии есть лица, которые за последние два года предпринимали реальные шаги, чтобы туда отправиться. В результате совместной работы спецслужб этому удалось воспрепятствовать”, – пишут авторы отчета.

В КаПо оценивают такие случаи как исключительные, потому что лица, которые направились в зону конфликта из других европейских стран, теперь скорее стремятся вернуться на родину.

Борьба с финансированием терроризма

Экстремистские исламистские организации в зоне конфликта в Ираке и Сирии в значительной мере утратили местные источники доходов, поэтому они ищут финансирование в других странах. В частности, для этого используются мусульманские общины и некоммерческие организации в Европе.

“Призывы поддержать джихадистов и их семьи в зонах конфликта в основном распространяются в социальных сетях и мессенджерах. В расчете на анонимность пожертвования собираются в том числе и через посредников, использующих виртуальную валюту. В Эстонии более тысячи фирм получили лицензию на оказание услуг, связанных с виртуальной валютой”, – отмечается в ежегоднике.

Полиция безопасности совместно с бюро по борьбе с отмыванием денег обновили индикаторы риска и подозрений, которые помогают выявлять операции с подозрением на финансирование терроризма. Выявленные до настоящего момента операции, которые были связаны с Эстонией, пока не дали КаПо оснований для возбуждения уголовного производства.

Риски программы электронного резидентства

Полиция безопасности отмечает, что электронные резиденты проявляют заметный интерес к виртуальным валютам, дающим анонимность. Статус электронного резидента рассматривается как возможность получения шенгенской визы, поэтому здесь используются различные схемы.

“Среди подававших заявки на статус электронного резидента Полиция безопасности выявила лиц, связанных с экстремизмом и терроризмом. У Эстонии отсутствует сотрудничество в сфере юстиции, правопорядка и безопасности с большинством стран, откуда они происходят. Если не учитывать эти обстоятельства, то помимо связанных с преступностью и безопасностью рисков может быть нанесен ущерб репутации программы электронного резидентства, эстонского экономического пространства и государства в целом”, – отмечается в ежегоднике.

Поделиться

Задать вопрос или оставить комментарий